Церковь св. Георгия Победоносца, Kirkdamalti kilise

Понедельник, 5 Февраль 2018 г. 20:33 Церковь св. Георгия Победоносца, Kirkdamalti kilise

Церковь св.Георгия XIII в. в долине Ихлара в Белисирме. Это наиболее поздняя по времени возникновения церковь в долине Ихлара. Взбираться к ней нужно по запутанным козьим тропам.

 

Забравшись на высоту около сотни метров по крутому склону, можно заметить следы яркой живописи в грубо вырубленной нише.

Вот так выглядит храм снаружи.

 

Ниша содержит изображение святого Георгия, попирающего чудовище.

Белый конь его изображен в благородной иноходи с искусно заплетенным пышным хвостом и изогнутой шеей,

Узел на хвосте коня

но сам Георгий сохранился лишь во фрагментах оранжевой туники, зеленых сапог, щита и ниспадающей темно-коричневой мантии.

Храм небольшой, весь неправильный по пропорциям и размерам. Посмотрите на план - при строительстве явно использовались природные особенности скалы

План Kirkdamalti kilise

Аркосолии занимают значительную часть церкви - они видны на заднем плане

Аркосолии

... и сохранилось много росписей. Вот фрагмент росписи с архангелами. Здесь еще уцелевшая часть Крещения - видны только воды Иордана и Иоанн Креститель...

Архангелы

На своде по центру – всегда праздничное Вознесение.

Вознесение

а здесь почти совсем размытое водами за восемь веков - Рождество. И видно как, несмотря ни на что, волхвы все же дошли:

Рождество

и очень эмоциональное Распятие:

Распятие

Ангелочек с Распятия очень выразительно в ужасе закрывает глаза рукой.

Распятие. Ангел

Сошествие Святого Духа удивляет конструктивизмом, хотя это, впрочем, традиционная иконография, оставшаяся современной во все времена.

Сошествие Святого Духа

Но храм знаменит нетрадиционным изображением. Это потрясающая ктиторская композиция.

Ктиторская композиция

В центре - изображение Святого Георгия в доспехах, покрытого плащом с треугольным щитом в руке, окруженного портретами церковных благотворителей. Слева виден бородатый мужчина, одетый по-турецки в чалму и кафтан, а справа находится женщина в византийском придворном одеянии, протягивающая модель храма. Это очевидное подражание императорским портретам из южной галереи Святой Софии.

Вот, посмотрите на скриншоте, в ролике сделана наивная попытка рестарации ктиторской композиции.

Строительство церкви длилось с 1283 по 1295 года, т.е почти 200 лет после Манцикерта, в период властвования сельджуков, военачальником-христианином амирарзесом Василием, служившим в армии султана Месута II, и Тамарой. Они же и посвятили храм святому Георгию, их же запечатлела роспись. Амирарзес изображен в ктиторской композиции предстоящим св.Георгию и одетым в халат и тюрбан.
Фреска сопровождается написанным там же пояснением, возвращающим нас в далекое и еще не до конца понятное прошлое. Там написано: «Эта наисвятейшая церковь, посвященная святому и великому мученику Георгию, была чудно украшена при содействии, по благой воле и заботе госпожи Тамар, здесь изображенной, и ее Эмира Василия Гиагопоса при благородном и великом Султане Масуде и в то время, когда господин Андроник правил Ромеями».

Интересен город?храм?, который преподносит Тамара святому Георгию, видно, что это - крепость.

Ктиторская композиция. Город

В это время на территории Каппадокии с 11 века - уже давно ислам, Румский султанат. Конечно, каппадокийские христиане в конце одиннадцатого века имели все основания для пессимизма. По мере того, как султаны в Конье сосредоточили свою власть над Анатолией, они научились ценить таланты своих христианских подданных, еще составлявших большинство населения. Если сельджуки в силу темперамента и не были склонны к терпимости, сама жизнь силой заставляла их быть толерантными – без этого их государству суждено было погибнуть. Правительственная терпимость копировалась в низких слоях общества экзотическим и переменчивым синкретизмом. Сельджуки и греки порой поклонялись одним святым, обычай крещения распространился среди анатолийских мусульман, веривших, что их дети будут болезненными и дурнопахнущими без помазывания христианским священником. Обычаи дервишей Бекташи были смесью элементов, производных из ислама, центрально-азиатского шаманизма, иудаизма и христианства.

Румский султанат располагался на бывших византийских землях, поэтому вынужден был придерживаться толерантности сельджуков к христианскому населению Анатолии, эта "толерантность" приобрела массовый характер в XII веке. Принцип веротерпимости был сформулирован в декларации одного из ее правителей: "Мы не превращаем в рабов народы, которые находятся под нашим владычеством; мы заселяем деревни подданными и они трудятся как для себя, так и для нас."

Христианам приходилось платить джизью - «налог на веру». Христиане сохраняли организацию своих церквей, свои религиозные институты; греческое население Рума поддерживало контакты с Константинопольским патриархатом, находящимся за 1000 км исламских земель.

И вот что интересно. На этом изображении из-за плохой сохранности написания титула Василия Гиагуписа существует два прочтения его должности - эмир и амирардзес. Если в толковании мусульманского титула эмир не возникает затруднений, то титул амирардзес несколько экзотичен: вероятно, это искаженное «амир ардзи». Амир ардзи возглавлял ведомство, снабжавшее сельджукскую армию ресурсами - продовольствием и рекрутами - и проводившее в ней выплату жалования. Таким образом, один из предстоящих перед покровителем воинов святым Георгием Победоносцем совмещал обязанности «зам. по тылу» и «главного военкома» Румского султаната. Скорее всего, Василий Гиагупис занимался набором христианских наемников.

Теперь про Тамар. Ещё более, чем образ христианского вассала сельджукского султана, интригует зрителя изображение женщины-донатора, «госпожи Тамар», имя которой предшествует имени эмира, принадлежащего к военной элите Румского султаната, то есть она тут главная. Кто эта благочестивая женщина в одеждах знатной византийской дамы, на чьи средства построена и расписана церковь? Являлась ли она супругой эмира Василия? Текст посвящения и надпись на своде ничего об этом не говорят. В источниках того времени нередки упоминания о византийских и закавказских принцессах, грузинках и армянках, находящихся в гаремах мусульманских правителей.

XIII век был временем интенсивных контактов между Грузией и Румским султанатом. Так, например, в 1224 году, чтобы породниться с правящей в Грузии династией Багратионов, сельджукский принц Мухаммад Мугис уд-Дин Туркан-шах даже принял христианство! И в жены он взял не кого-нибудь, а саму царицу Грузии Русудан (1194-1245). От их несчастливого брака родилась дочь Тамар. В 1237 году ее взял в жены румский султан Кайхосров II (правил 1236-1245). А вместе с невестой ко двору султана прибыло множество христиан, в том числе и фрейлины невесты.

Так вот, наша госпожа Тамар с храмовой росписи вполне могла быть одной из знатных девушек, составляющих свиту невесты. Но некоторые историки даже более смелы в своих предположениях, они считают, что Тамар, построившая храм святого Георгия и Тамар, жена султана Кайхосрова II - это одно и то же лицо. Если это так, то история становится ещё более интригующей. Ведь султанша Тамар была дружна с великим поэтом и мусульманским мистиком Джалаледдином Руми (1207-1273) и сама входила в его знаменитый суфийский орден под именем Гурджи Хатум (Грузинской Дамы).

И про султана. Если на росписи в церкви святого Георгия действительно жена Кайхосрова II, то изображенный рядом султан Гияс ал-Дин Масуд II - это ее племянник. Тогда его лояльность к христианам обосновывается со всей очевидностью. Этот султан Рума являл собой образец мудрого правителя полиэтничного государства. Арабские хроники говорят о нем как о порядочном человеке, приводя в пример его смерть: чтобы «не потерять лицо» из-за давления кредиторов, он принял яд.

Другой предстоящий святому Георгию - православный грек (или христианский потомок рода Данишменд), облаченный в костюм знатного сельджукского вельможи.

Все это не так просто уложить в голове. Крыша конечно, едет капитально: на земле ислама, в «православном» ущелье вырублен храм святого Георгия Победоносца... и фоном возникает пока что безответный вопрос - против кого они воевали? Эти самые местные христиане, которых набирал в войско «зам. по тылу» и «главный военком» Румского султаната? Наверное, скорее всего, против монголов и арабов, а может и против очень далекой уже в те времена Византии, сжавшейся до Константинополя и нескольких европейских провинций.

Что касается императора, упомянутого в надписи, «Господина Андроника», то его правление было просто перечнем несчастий. Он был набожным, умным и воспитанным человеком, а его министры отличались высочайшими интеллектуальными качествами, но ни Андроник, ни его министры были не в силах остановить безысходный и пугающе быстрый закат империи.

Не было ангела, который спустился бы с небес и изгнал захватчиков «об одиннадцатом часе».

И всё же насколько загадочна эта надпись в храме Святого Георгия. Она являет нам мир на грани немыслимого, невозможного синкретизма. Контактная зона ислама и христианства поражает воображение.

И несколько фотографий...

Еще один святой всадник из этого храма

И еще...

Воистину, пути Господни неисповедимы...

 

материалы
Demir. N.Valley of Ihlara and its Churches. Ankara, 1992.