Agacalti Kilise - Церковь под деревьями

Четверг, 8 Март 2018 г. 19:46 Agacalti Kilise - Церковь под деревьями

Галерея фотографий храма Агачалты

Самая яркая церковь из долины Ихлара - Agacalti Kilise - Церковь под деревьями. Храм удивительный и праздничный. Он отличается не только от всех остальных местных храмов – но и от других церквей всего византийского мира. Науке неизвестно, кто были авторы такой необычной росписи, разные исследователи относят этот храм к различным традициям - сирийской, коптской, армянской, но вопрос до сих пор остается спорным: сами эти традиции не имеют четких иконографических критериев...

Вырублена церковь в форме креста с центральным куполом и первоначально имела три уровня, но два из них разрушились. Храм утратил свою алтарную часть, которая откололась и свалилась в поток речки Мелендиз, протекающей под ним. Вход раньше был с южной стороны, но оказался заваленным, и теперь попасть сюда можно с востока, да, со стороны утраченной апсиды...

Вознесение в куполе

  agacalti kilisesi, ihlara, plan

 А фрески частично сохранились. 

Церковь поражает воображение росписями – яркими, радостными, исключительно праздничными. Рисунок – весь светится и сделан по ослепительно-белому гипсу – не утратившему своей белизны по меньшей мере – тысячелетие (!). 
В храме почему-то сразу вспоминается – что вверху, вокруг каньона лежит вечная, спокойная и бескрайняя степь, и купол открывается не в небеса, а в толщу гигантской скалы, и, наверное, поэтому  жизнь в этих фресках кажется совсем какой-то - первоначальной, рассуждения и умствования тут - совершенно неуместными, а Бог предстаёт – простым и близким.

Надо сказать о непривычной приближенности персонажей росписи – некоторые из них находятся прямо на уровне глаз – и сплошным ковром роспись стремится к куполу ввысь. Такая «ковровость», когда стены и своды сплошь украшены фресками, развертывающимися в виде фризовых лент, заставляет воспринимать храмовое пространство по-особому. В столичных константинопольских храмах живописные изображения занимают своды либо верхние части стен, благодаря чему «сохраняется строгая архитектоничность пространства», а здесь росписи, наподобие орнаментального ковра, покрывают все своды и стены. Ох, обидно, искусствоведы видят в этом «крайнюю беспомощность в композиционных построениях», «плоскостной характер» «бедного монашеского искусства» (В.Н.Лазарев) - в таких оценках они ориентируются на западное искусство, в котором «сопричастность» зрителя изображенным событиям минимальна или вообще отсутствует. Они легко забывают, что архитектура в православии есть материальное, телесное условие духовных процессов. Тут - незримый, но реальный мир - окружает со всех сторон, и изображения - только знаки его.

Живопись стремительной скорописью обегает стены и своды. Колорит состоит из пяти колеров: оранжевый сурик, желтая охра, голубовато-зеленый, черный (предположительно, что это почерневшая киноварь) и белила. Краски нанесены тонким слоем, кое-где различимы мазки кисти - прямо вот следы шерстиночек заметны. Орнаменты росписи храма выполнены по графье. А всё остальное написано без предварительных контуров, сразу, без черновой прорисовки. В ликах лишь слегка подчеркнуты овал лица, линии носа, бровей и век, причем сделано это поверх цветовых пятен живописи. Испорченному вкусу, ожидающему тщательности, присущей миниатюре, это может показаться небрежностью. Или наивностью, граничащей с грубостью. Но колористическая точность и оригинальность каждого решения, виртуозное владение не только технологией, но и техникой, подсказывают внимательному зрителю, что здесь другое. И не только колорит и мастерство. От этих росписей даже у далекого от вопросов веры и искусства человека буквально захватывает дух. На них невозможно наглядеться.

В центральном куполе - уникальное Вознесение Христово, выполненное в экспрессивном стиле ясной простоты и стремительной полётности. Образ Вознесения передает радость о Христе, возведшем человеческое естество от смерти к нескончаемой жизни на небе. Немного ниже по кругу - Пророки, их здесь восемь.

Agacalti Kilise, Церковь под деревьями. Иконография, роспись, фрески, caves, Cappadocia, Ihlara, Ыхлара, Византия, Вознесение в куполе

Центр храма – образ возносящегося Господа, в мандорле, космической, усыпанной звёздами, вокруг которой располагаются ангелы. Их сложные позы создают впечатление ритмичного движения, почти танца, задают ритм и создают динамику всех остальных изображений. Спаситель - в самой середине купола, как бы вписанный в небесный свод со звездами, который кажется живым. Что неизменно во всех иконах и росписях Вознесения, относящихся к самым разным временам, это безусловное, не имеющее, кажется, исключений, присутствие Матери Божией и Её участие в празднике. И здесь фрески нижней части храма сюжетно связаны, в основном, с Богородицей. 

Южная часть креста, который представляет собой храм в плане, как бы южного крыла этого крылатого храма))) - осенена со свода великолепным крестом с восьмиконечными звёздами, и на стенах представляет Благовещение, Рождество и Поклонение волхвов.

Благовещение, Рождество, Поклонение волхвов

В древних сюжетах Рождества меня всегда привлекало изображение вот такого круга слоистого - видите, тут - серый он, написан в верхней части входа в Вифлеемскую пещеру …Наверное, это Вифлеемская звезда, так интересно она изображена, как прицел, как мишень, по-видимому, слои обозначают какие-то гностические сущности астрологии. На этом фрагменте можно увидеть также Иосифа, и волхва Гаспара, и есть очень милый ослик - как раз у морды его этот самый круг звезды.

Ihlara, Agachaltu, Rozhdestvo_fragment

В северном крыле церкви располагаются в один ярус композиции Успение Богородицы, Крещение и Бегство в Египет.

Успение Богородицы, Крещение, Бегство в Египет

Крещение (по центру) большей частью утрачено, едва различимы фигура Иоанна Предтечи и воды Иордана, а также часть крыла ангела слева. Бегство в Египет (справа) представляет собой четырёхфигурную композицию: в центре Богоматерь с младенцем, на осле, слева от нее Иосиф в виде седого человека в длинном одеянии с посохом в руках. Осла ведет под уздцы Иаков, брат Божий с небольшой котомкой на плече. Присутствие сына Иосифа – характерная каппадокийская особенность иконографии.
Успение Богоматери тоже своеобразно. Изголовье ложа развернуто в правую сторону, вопреки традиции, помещающей изголовье слева. У ложа Богоматери изображен сидящий Христос, а у изголовья стоит с пальмовой ветвью в руках апостол Иоанн.

Успение Богородицы

В левой части композиции изображен стоящий Христос с крылатой (видны части перьев) душой Богоматери в руках. За его спиной помещен ангел. Удивительно повторение-удвоение образа Христа, сидящего и стоящего…

В сюжетах каппадокийских церквей значительное место занимают Видения. Кажется - сам воздух здесь насыщен мистикой, светлой и радостной. Небесные Силы - присутствуют везде: они символически изображены в виде многочисленных глаз и глазков, вписанных в орнаменты и сюжетные изображения (тут пару моих фоток - технических).Agacalti kilisesi, ihlara, nazar, ofanim. символика, Agacalti Kilise, Церковь под деревьями. Иконография, роспись, фрески, caves, Cappadocia, Ihlara, Ыхлара, ВизантияИоанн Богослов в «Откровении», (глава IV) говорит о четырех животных, исполненных очей спереди и сзади. «И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей». В видениях пророков Исайи и Иезекииля тоже говорится о животных, исполненных очей, а пророк Даниил (Дан. 7, 10) говорит о тысячах тысяч, о миллионах, и о тьмах тем, т. е. миллиардах ангелов.

В связи с этой «глазастой» темой вспоминается любимое турецкое украшение-оберег - назар бонджук, т.н. «глаз Фатимы». Он в Турции повсюду: в автобусах и такси, в отелях и в банках, в магазинах и в жилых домах. Его изображение можно увидеть на посуде, одежде, пепельницах, им украшают брелки для ключей или вплетают в украшения… Наверняка это как-то связано, особенно, если учитывать такое частое изображение мукарнас в каппадокийских храмах.

Особое значение имеет насыщенный символикой образ таинственных «многоочистых» колёс-офанимов - они тут везде. В Ветхом завете (Книга пророка Иезекииля) они представляют отдельный ангельский чин. Колёса описаны с «высокими и страшными» ободьями, полными глаз, устроенными как «колесо в колесе» и двигающиеся во все стороны. Вот эти колёсики вокруг креста.

 Ихлара, Агачалты, Колеса-омфанимы

На своде западного крыла расположен большой крест, целиком состоящий из орнаментальных фрагментов. Его четыре поля также заполнены четырьми типами орнаментов, по-видимому, обозначающими части мира по направлениям.

Крест на своде в орнаментах

Боковые стороны крыла расписаны сложной плетёнкой, включающей медальоны с крылатыми львами  фантастического облика. (и эти с колёсиками тоже) 

Симарглы? (крылатые львы) и орнамент.

Пророк Даниил изображен здесь в позе оранта (с молитвенно поднятыми вверх руками) , в окружении двух симпатичных львов. (Ах, и сколько «глаз» вокруг...)

Пророк Даниил со львами

Сюжет «Пророк Даниил во рву львином» воспринимался как прообраз Христа во гробе. Чудо во рву львином совершилось потому, что Господь был осязаемо близок, и перед Его взглядом угасали мученические костры, тупились мечи палачей, делалось водой раскалённое олово, вспыхивали залитые водой дрова и вот - становились ласковыми кисунчиками и покорно ложились к ногам святого свирепые львы.
Из храма не хочется уходить. Особенное чудо и энергия этой церкви, с ее детской чистотой и силой, с горячей страстью и верой - не отпускают.

Вид на восточную стену

И окидывая прощальным взглядом храм, вдруг понимаешь самое главное, что не сразу как-то доходит до сознания: потрясающе, насколько уверенно всё это расписано. Без сомнений и раздумий. И эти полётные, уверенные (какое хорошее слово для укрепленного в вере человека) линии и краски остаются в памяти как живое, радостное и художественное свидетельство истины.

материалы:
Византийский мир. Храмовая архитектура и живопись. Т. Вельманс, В. Корач, М. Шупут. Под. ред. Маневича И. Белый город, 2006
В. Курбатов. Записки русского путешественника. Амфора, 2009
Лазарев В. Н. История византийской живописи
Садовская Ю.Н.Росписи церкви Пресвятой Богородицы (Эгри Таш) IX-X веков в долине Ихлара К вопросу о восточно-христианской традиции в живописи Каппадокии : Дисс.канд.искусствоведения : 17.00.04. СПб. 2003 138 с